— Мама, если я умру, ты, наверное, не будешь плакать?

— Почему ты так думаешь?

Зоя минуту молчит:

— Потому, что я очень непослушная и тебе приходится все время сердиться на меня.

Мать сажает свою семилетнюю дочку на колени и старается объяснить ей как можно лучше, что в последнее время она действительно стала непослушной, из-за чего маме часто приходится сердиться, но она очень любит свою девочку.

Мать пытается говорить как можно убедительнее, хотя ситуация для этого весьма неблагоприятная. Без двадцати восемь. Завтрак не окончен, белый передничек еще не одет. Дочери надо спешить в школу, матери — на работу. А девочка подняла очень важный вопрос. Почему именно в эту минуту и именно эта мысль пришла ей в голову?

Мать стала вспоминать: «Накануне она сердилась на дочь за беспорядок в книжном шкафу, позавчера — за то, что она невежливо ответила бабушке, а еще раньше... уже не вспомнить за что». Все «конфликты» заканчивались просьбой Зои: «Прости, я больше не буду», после чего воцарялись нормальные, спокойные отношения. И вот утром совершенно неожиданно над тарелкой овсяной каши вдруг возникла проблема, требующая глубокого и вдумчивого размышления.

Какими странными и извилистыми тропинками бродят мысли ребенка! Когда родителям хотелось бы направить его на серьезные дела, побудить к размышлению, он может вдруг ответить односложно или изменить тему: ребенок увлечен игрой или чтением интересной книги, спешит к товарищу или к подружке, хочет спать или просто не в настроении разговаривать. И порой отцу и матери кажется, что их ребенок не в состоянии более вдумчиво взглянуть на мир, на жизнь, на себя, на свое поведение, что живет он только текущим моментом, занят исключительно собственными делами, своими удовольствиями, мало обращает внимания на их замечания, оценки, вопросы.

А потом неожиданно, в самый неподходящий момент ребенок выступает с утверждением или вопросами, которые удивляют родителей и глубоко их волнуют. Видимо, ребенок, несмотря на то что почти все время занят: бегает, играет, смеется, читает книгу или делает уроки,— все же постоянно размышляет. И ребенок хочет поделиться с родителями своими мыслями, сомнениями, проблемами именно тогда, когда у него возникло это желание, не обращая внимания на то, что в этот момент надо есть овсяную кашу и спешить в школу, когда у матери совсем нет времени выслушать его и дать исчерпывающий ответ.

Как же часто у нас не хватает времени для беседы с нашими детьми! Всегда у нас какие-то дела, работа, обязанности. И очень часто нас нет дома как раз тогда, когда мы больше всего нужны нашим детям, когда они хотели бы поговорить с нами, поспорить, задать вопрос,

А в то же время мы не раз спрашиваем ребенка:

— Как было на дне рождения у товарища?

— Обыкновенно, нормально, ничего не случилось.

Или:

— Что слышно в школе?

— Ничего особенного.

И только вечером или через неделю вдруг:

— Знаешь, мама, на уроке родного языка учительница спрашивала нас, кто кем хотел бы стать. И Рома сказал, что будет клоуном, так как очень здорово выступать в цирке: ты дурачишься, а люди смеются.

— И ты хотела бы быть клоуном?

— Ведь это Рома сказал, а не я.

— А почему ты не хочешь?

— Потому что, если бы мне было грустно, например, тогда, когда у меня случилось какое-нибудь горе, я не смогла бы смешить людей.

Недостаток времени мешает родителям часто беседовать со своими детьми. Но разве только в этом причина? Иногда препятствием служит отсутствие желания разговаривать, отсутствие настроения — у детей или у родителей.

В условиях современной жизни, особенно в больших городах, и дети и взрослые возвращаются домой чаще всего усталыми, утомленными избытком впечатлений, забот, нередко обилием трудных контактов с людьми. Общение с людьми бывает различного рода: профессиональное и личное, поверхностное и глубокое, ценное и обычное, необходимое и напрасное. Каждое из них в известной мере нагружает психику человека, оставляет след, утомляет нервные клетки. И зачастую родителям уже не хватает запаса психической энергии, необходимой для тесного контакта с ребенком. Часто этой готовности к контакту, настроения не хватает и нашим детям.

Отец или мать порой беседует с детьми долго и исчерпывающе, иногда гневно и ворчливо, но эти беседы не всегда носят характер тесного контакта двух личностей,— контакта, который в отношениях между родителями и детьми должен способствовать взаимному познанию и взаимному влиянию.

Обычно считают, что в процессе общения только родители оказывают влияние на детей, давая им свои указания, замечания, сообщая информацию о мире, о нормах поведения и в целом о жизни.

Но ведь и родители учатся у детей, которые поддерживают контакты с другими людьми, бывают в среде, отличающейся от семейной. Чем старше дети, тем богаче эти контакты, тем важнее они для родителей. Возвращаясь домой с запасом впечатлений, многие дети рассказывают о них в семье, являясь как бы посредниками между родителями и миром своих наблюдений. Дети выполняют роль посредника различными способами, в зависимости от своего, возраста, уровня развития и индивидуальных черт.

Задача родителей — поощрять, вызывать у детей желание высказываться, доверять своим близким. В каждой ситуации, пережитой вместе с ребенком, углубляется и обогащается педагогический опыт родителей. 

Беседы с ребенком, рассматриваемые как тесный духовный контакт, обмен мыслями, убеждениями, переживаниями, наблюдениями, создают благоприятные условия для изучения ребенка. Впрочем, для детей беседы с отцом и матерью также являются источником познания своих родителей. Благодаря беседам он узнает их позиции, убеждения, желания, мечты, запросы, требования и т. д.

В каждом разговоре родителей с ребенком содержатся элементы: психологический и педагогический, познавательный и воспитательный. Эти элементы тесно между собой связаны, и отделить их друг от друга нельзя. Рассматривая проблемы изучения ребенка, остановимся прежде всего на психологическом аспекте. В каких ситуациях и когда этот элемент доминирует?

Анализируя чисто внешнюю форму процесса беседы с ребенком, можно установить, какого она характера: психологического или педагогического. В контактах педагогического плана высказывается прежде всего взрослый, а ребенок является чаще всего внимательным слушателем. Отец или мать, а иногда оба вместе стремятся склонить сына или дочь к определенному поведению, стараются, например, убедить ребенка в том, что он мало времени уделяет учебе, должен быть старательнее, и иметь более приличные отметки.

Часто родители, особенно матери, подолгу читают ребенку нотации на темы, которые кажутся им важными с воспитательной точки зрения. Ребенок время от времени слушает то, о чем говорят взрослые, пытается объяснить свое поведение родителям (порой не очень вежливо), а потом и вообще перестает их слушать. Негативную позицию в отношении родительских советов часто занимают подростки. По многим вопросам у них уже есть собственное мнение, безусловно, не всегда правильное и не всегда достаточно продуманное. Однако молодые люди умеют высказать свое мнение и весьма неохотно выслушивают родительские «проповеди».

Следует отметить, что отрицательное отношение подростков к длительному изложению родителями своих аргументов является в определенной мере обоснованным. Родители довольно часто переоценивают роль многословия в воспитании. Дети привыкают к обилию слов, советов, запретов, не всегда в дальнейшем реализуемых, поэтому чаще, всего не имеющих на них особого влияния.

К сожалению, еще довольно часто встречаются родители, которые совсем не умеют выслушивать своего ребенка. В контактах родители — дети часто доминируют односторонние разговоры (иногда попросту пространные речи). Говорит взрослый, а ребенок «обязан слушать». Даже когда ребенку разрешается высказать свое мнение, объяснить свою точку зрения, родителям бывает трудно молча выслушать его до конца, удержаться от немедленного вмешательства.

Надо терпеливо, спокойно выслушивать ребенка, не прерывая своими репликами. Только такую беседу можно назвать психологической. В этой беседе родители ставят перед собой цель познать ребенка: его взгляды на различные вопросы, его точку зрения на многие проблемы. Вопреки кажущейся простоте занять такую позицию и последовательно придерживаться ее дело для родителей весьма не легкое. Первым препятствием является усвоенное по традиции убеждение, что взрослые, особенно родители, всегда должны главенствовать над ребенком, должны неустанно корректировать его убеждения, его поведение. Якобы только такая позиция взрослого человека гарантирует ему авторитет у детей.

Такова традиция. Современное воспитание основывается на ином характере отношений между взрослыми и детьми, особенно подростками. Взрослый человек должен быть не «хозяином», главой, который все знает и всегда прав, а товарищем, который вместе с ребенком ищет истину и отличается от ребенка только тем, что более зрел и опытен. Такое понимание взаимоотношений между ребенком и взрослым составляет основу действительно близкого контакта между ними, делает возможным обмен между ними мнениями, возникновение дискуссий.

Ребенок и взрослый совместно идут по жизненному пути: познают мир, открывают и изучают различные ценности, трудятся ради собственного блага и благополучия других людей. Принципиальное различие между родителями и детьми состоит в том, что каждый из них проходит другой отрезок этого пути: взрослый уже прошел какую-то часть, а ребенок находится еще в начале дороги, у истоков своих поисков и открытий, своего развития. Взрослый хочет в меру своих возможностей часть своих достижений и опыта передать ребенку. Дар, которым он стремится наградить ребенка, не всегда приносит тому действительную пользу и не всегда приемлем. Есть опыт, ценности, которые каждый человек должен познать и приобрести сам, своими силами.

Если принять такую структуру отношений между взрослым и ребенком, роль тесного контакта между ними не только возрастет, но и станет иной, изменит свой характер. Контакт между родителями и детьми не может быть односторонним, основанным на превосходстве взрослого. В основе общения должны быть дискуссии, диалоги, обмен мнениями, опытом.

Всегда ли можно рассчитывать на искренние высказывания детей о своих убеждениях и взглядах? Искренность зависит от атмосферы, царящей в доме. Если ребенок доверяет родителям, знает, что они не относятся к нему с предубеждением, и может рассчитывать на их помощь в трудных ситуациях (речь идет не о помощи, ограждающей его от жизненных трудностей, а о спокойных и доброжелательных советах вместо упреков, ворчания и наказаний), его рассказ будет искренним.

Обычно нежелание ребенка признаться в своих плохих поступках, его попытка утаить, обмануть и даже убедить в том, что ничего особенного он не сделал, воспринимаются взрослыми резко отрицательно. Однако задумайтесь: всегда ли легко даже взрослому человеку признаться в совершенном им неправильном поступке? Легкость признания своей вины иногда характеризует очень смелых детей, а иногда таких, у которых чувство вины развито очень слабо. Ребенок, оценивающий свой поступок негативно, стыдится его и не всегда признается в нем даже родителям. И возможно, что не следует его порицать, а лучше понять: главное здесь не в страхе перед наказанием. Может быть, от признания вины его удерживает стыд или боязнь доставить родителям огорчение, а возможно, он не хочет выдать соучастников своего проступка: брата, сестру или товарища. Поэтому, прежде чем обвинить ребенка за то, что он скрывает свою вину, следует подумать: «Какими он руководствуется мотивами?»

Возникает еще один вопрос: должны ли родители требовать от ребенка, особенно от подростка, абсолютной искренности и откровенности, обязан ли он всегда и все рассказывать о себе? Подростки должны иметь право на интимные переживания и собственный опыт.

Проблема интимности переживаний и искренности высказываний очень тесно связана с возрастом ребенка. Характер и ход бесед с родителями у детей раннего возраста совсем иные, чем у детей среднего и тем более старшего возраста.

Маленький ребенок разговаривает с близкими ему взрослыми очень охотно, искренне, его не стесняют критические замечания в его адрес. Можно сказать, что у маленьких детей нет интимных проблем. И все же разговаривать с ними нелегко. Малолетний ребенок мало что может рассказать о себе, поскольку сам почти ничего не знает о своих переживаниях.

Ребенок постарше, в дошкольном и младшем школьном возрасте, располагает довольно богатым запасом слов и умением выразить свою мысль, он добился уже определенного прогресса в области самопознания. У детей такого возраста потребность в деятельности еще доминирует над склонностью к размышлениям. Поскольку дети в этот период развития, особенно девяти — одиннадцатилетние, как правило, очень любят общение с ровесниками, родителям не всегда удается уловить момент, когда ребенку хочется поговорить с ними подольше, рассказать им о своих переживаниях, доверить свои дела.

Несмотря на различные неблагоприятные условия, не способствующие близкому, углубленному общению с детьми, родители ребенка младшего школьного возраста должны использовать любые возможности для частого духовного общения с ним. Прежде всего, надо сохранить ту естественную связь, которая существует обычно между малышом и родителями (особенно матерью), создать и укрепить духовное взаимопонимание, так как позже, в подростковом возрасте, установить все заново бывает трудно. Обратите внимание, это очень серьезный вопрос! Слушая высказывания ребенка, беседуя с ним, замечая достижения и пробелы в его развитии, анализируя наблюдения, родители могут во многом помочь своему ребенку, уберечь его от возможности отрицательного влияния. В подростковом возрасте контакты ребенка усиливаются, и поэтому опасность нежелательного влияния значительно больше, чем в дошкольном возрасте.

Подросток проводит много времени вне дома, приобретая разнообразный опыт, о котором отец и мать ничего не знают. Они могут узнать обо всем из рассказа ребенка. Особое значение в этот период приобретают общественные переживания детей.

Не зная этих переживаний, родители не могут помочь подростку, оказать на него своевременное влияние, предупредить нежелательные, а иногда и опасные поступки.

Беседа с ребенком младшего школьного возраста иногда вызывает затруднения. Во-первых, нужно определить момент, когда у ребенка подходящее настроение и он хочет поговорить. Во-вторых, очень важно не затягивать беседу и продолжать ее только в том случае, когда ребенок сам этого хочет. Способность к размышлениям и к концентрации внимания в этом возрасте еще ограниченна. Если переоценить возможности ребенка, он начнет скучать и потеряет интерес не только к данной беседе, но и к последующим. В-третьих, не следует требовать от ребенка младшего возраста углубленного анализа, мотивации собственных поступков, на это он еще не способен. Вопросы: «Почему ты так сделал?», «О чем ты думал, поступая так?» — являются чаще всего риторическими. Ребенок не даст на них удовлетворительного ответа, потому что еще не умеет этого сделать.

Больше всего может рассказать о себе подросток. Его самосознание и способность к высказыванию достигли уже известного уровня. Однако подростки чаще всего неохотно разговаривают с родителями о своих переживаниях. Гораздо охотнее они откровенничают с ровесниками.

По традиции принято считать, что неприязнь некоторых молодых людей к близким контактам со взрослыми обусловлена так называемым конфликтом поколений. Многое в этом вопросе зависит от умелого поведения взрослых, от их способности сохранить связи и обеспечить тесный контакт со своими детьми-подростками.

В период подросткового возраста своего ребёнка родителям особенно важно быть его товарищами, в поисках жизненного пути, а не пытаться навязывать готовые модели, давать рецепты (в определенной степени уже устаревшие). Отцу и матери надо уметь вести диалог, дискуссию, выслушивать высказывания немедленной реакции.

Беседы родителей с подрастающими детьми являются ценным источником знакомства с их взглядами, убеждениями, позициями, интересами, желаниями и мечтами. Концентрация внимания на некоторых проблемах склоняет молодого человека к размышлениям над ними, к раздумьям над собой, ведет к углублению самопознания.

Замечания родителей о поведении дочери или сына выраженные не в форме оценки, а в виде вопроса? «Что ты думаешь о себе? Доволен ли ты собой?» — вызывают у подростка желание размышлять, быть искренним в оценках самого - себя. Воспитательное воздействие окружающих должно прежде всего склонять подростка к самовоспитанию, к его работе над собой, к формированию черт собственной индивидуальности.

Беседы желательно проводить с детьми любого возраста: и тогда, когда ваш ребенок еще малыш и рассказывает вам о кукле или медвежонке, и тогда, когда одиннадцатилетний подросток передает подробности футбольной «баталии», и тогда, когда семнадцатилетний юноша немногословно: рассказывает вам о понравившейся ему девушке из параллельного класса. Время, потраченное на беседу с ребенком, никогда не будет потерянным. Необходимо ежедневно находить хотя бы немного времени, чтобы выслушать своего ребенка, помочь ему разобраться в сомнениях и возникших проблемах. Родители должны стремиться создать такой семейный климат, в котором бы царили доверие и искренность, условия для возможности поведать о своих переживаниях.